Факты о музыке

bootstrap theme

В профессиональном творчестве зрелых музыкальных культур сохраняется воздействие на интонацию танцевального движения, обрядовых ситуаций, специфических действий других видов искусства. В то же время музыка в ряде жанровых направлений постепенно освобождается от непосредственной зависимости от слова, бытового или ритуального контекста. Интонационные элементы и законы их организации (гармония, музыкальная форма) обретают логическую самостоятельность и собственную историческую жизнь, хотя тем не менее в символически-ассоциативной форме сохраняют многозначную связь со словом и социальным контекстом. Появляется автономный музыкальный язык, способный выразить одновременно и конкретность переживания, и обобщённость мысли.

  1. Мировой композитор Сергей Васильевич Рахманинов обладал уникальной особенностью – наибольшим охватом клавиш. Так, он мог охватить сразу 12 белых клавиш, а левой рукой абсолютно свободно брал аккорд «до-ми/бемоль-соль-до-соль». Его руки настолько были красивы, что папарацци в своей статье под фото Рахманинова сделали такую подпись: «Руки, которые стоят миллион!».
  2. Колыбельные песни благоприятно воздействуют на ребенка: они успокаивают, создают комфортный эмоциональный фон, приводят в равновесие.
  3. Композиции Вивальди, Бетховена (2-я часть 6-й симфонии), Брамса («Колыбельная»), Шуберта («Аве Мария»), Дебюсси («Свет луны») помогают избавиться от страха и излишней тревожности, вызывают ощущение безопасности.
  4. Правильно подобранные классические произведения способны уменьшать раздражительность, нервное возбуждение и агрессивность. Поэтому классика часто используется в музыкотерапии.
  5. Музыка Моцарта способствует уменьшению частоты эпилептических припадков у больных.

 В раннестадиальном фольклоре различных народов музыкальный звук неустойчив по высоте, неотрывен от речевой артикуляции. Мелодия зачастую представляет собой совокупность глиссандирующих подъёмов и спадов (экмелика), объединяющих контрастные высотные зоны в ритмическом порядке, зависящем от ритмики словесного текста и танца. Однако этот первичный звуковысотный контраст уже наделён эмоциональной выразительностью благодаря изначальной связи музыкального интонирования с психофизиологическими состояниями людей, со словом, пластическим движением; благодаря включённости музицирования в быт, в трудовые процессы, в ритуалы (народная музыка).

 Постоянство этих связей, формирующее первичные музыкальные жанры, приводит к стабилизации высот (и, как следствие, к их закреплению в определённом строе). Тем самым, в общественном музыкальном сознании высота звука отделяется от тембра голоса и речевой артикуляции; появляется категория лада. Возникают звукоряды и основанные на них мелодии. Звуковысотность, зафиксированная в музыкальном строе, предполагает развитие слуховых навыков (музыкальный слух), особой музыкальной памяти, удерживающей положение звука в высотном диапазоне, относительно других звуков. Обретая точную высоту, интонация становится способной воплотить более широкий и дифференцированный образный смысл. Он, с одной стороны, выступает как сохранившийся в интонационных формулах след их прошлого значения, связанного с контекстом музицирования, с первичным жанром; с другой стороны — продолжается процесс "вбирания" смысла в интонацию "извне", из образующихся новых связей музыки и слова, музицирования и его социокультурного контекста.